• rozygrish prizov elzoloto

    poroshkovaya okraska noginsk

    uristy ugolovnye advokaty bankrotstvo noginsk elektrostal

    ochistka vody noginsk

kupit dom ivanovo

salon nika noginsk

Создано 11 Ноябрь 2013 Автор: Ольга

ЗЛОВОНИЕ НАД ВОСТОЧНЫМ ПОДМОСКОВЬЕМ: ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

11 НОЯБРЯ 2013 Г. ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО

ИТАР-ТАСС


В Восточном Подмосковье глухо нарастает народное недовольство. Повод, казалось бы, пустяшный. В городах Электросталь, Электроугли и Ногинск систематически появляются зловонные запахи. Иногда, сообщают обыватели, их приносят розовые облака. Автор этих строк ничего не знал об этом явлении, пока в одну прекрасную ночь октября в его квартиру не потянуло тошнотворным дымком. Такое бывает, когда жгут пластмассу. Не помогали наглухо закрытые окна. Спать невозможно, дышать тоже.

Городская администрация Электростали и ее глава А.А. Суханов уже летом получали от жителей большое количество жалоб на состояние подведомственной им атмосферы. Летом же сюда для встреч с избирателями несколько раз приезжал и Андрей Воробьев. Посещал предприятия города. Местная газета с придыханием излагала его «беспрецедентные идеи»: «Надо решать все вопросы, о которых говорят жители. Это совершенно точно изменит качество нашей жизни».

О чем же своем, наболевшем беседовали тогда с заезжим большим начальником представители трудовых коллективов? Вот эти выстраданные темы: о необходимости ремонта ледового дворца «Кристалл», о пробках на дорогах Подмосковья, «о дефиците свободных мест в детских садах, проблеме мигрантов, нехватке квалифицированных рабочих кадров и многом другом». В это же время телефоны администрации города разрывались от жалоб людей, которым буквально не хватало чистого воздуха.

Только в этом году прямо ко Дню космонавтики в Электростали случился радиационный выброс из печи завода тяжелого машиностроения (ОАО ЭЗТМ). В апреле ряд улиц накрыл радиоактивный цезий-137, и на них появились «космонавты» в белых спецкостюмах. С началом же осени горожан стали усиленно атаковать запахи непонятного происхождения. Особенно остро это переживают семьи с маленькими детьми, аллергики, а также те, чей напряженный трудовой ритм требует непрерывного ночного сна. Жительница Электростали Анастасия Маляр сообщает, что летом неприятные запахи появлялись раз в неделю, а теперь «это продолжается еженощно… Спать невозможно, и для нас это просто катастрофа». Ее подруга Елена Воронова в разговоре с тележурналистами упомянула о «газовой атаке» на город, в результате которой «начинается тошнота у детей, рвота». «Атака» начинается большей частью по ночам и в разных частях города. Люди считают, что появление «вони» то здесь, то там зависит от розы ветров. Социальные сети ежедневно наполняются обсуждениями сведений, где и как сегодня пахло, версиями об источниках запахов. Характерны названия форумов для дискуссий: «Вонь Подмосковья», «Запах сероводорода — наши наблюдения!» и т.д.

Показательна реакция местной и региональной власти. Летом событие, которое волновало большинство горожан, оставалось на периферии внимания местных СМИ, которые лишь в конце августа сообщили, что в городе размещено свыше 1300 различных потенциальных источников загазованности. На «газовую атаку» жаловались и соседние города. Но только в Электростали местные продвинутые чиновники предложили обеспокоенным гражданам самостоятельно искать источник загрязнения путем «вынюхивания».

Наконец, 13 октября Елена Попова (Электроугли) разместила в интернете весьма примечательное обращение к власть предержащим (президенту РФ, губернатору Воробьеву и т.д.). Письмо подписало поначалу 20 тысяч человек (теперь подписей в 2 раза больше). Только тогда «наверху» зашевелились.

Письмо примечательно тем, что это голос обычного человека, представителя тех молчащих масс, на которых держится повседневность всякого государства. Они могут не ходить на выборы и в наших краях так часто и поступают. Но они не оппозиционеры. Они не доверяют бюрократии, но хотят просто растить своих детей для достойного существования и жить так, чтобы как можно реже соприкасаться с властной вертикалью. Их философия: нас не трогайте, и мы никого не трогаем. Лишь в ситуации предельно крайней, когда буквально становится нечем дышать, когда этот человек «середины» попадает вдруг — ни за что ни про что — в условия беспредела, он проявляет остроту видения ситуации и находит точные слова для ее описания.

Прежде всего, в петиции обозначено бесконечное лицемерие нынешней бюрократии. И сразу подчеркивается, что радужные призывы официальной идеологии — лживы. «При въезде в Ногинский район расположена стелла с красивым лозунгом: “Вы въехали в экологически чистый Ногинский район”. Экологически чистого района просто не существует, осталась одна надпись».

В письме сообщается, что жители этого «рая» на бумаге от рождения привыкли к сознанию того, что живут в районе, напичканном вредными производствами. «Но было терпимо». А вот теперь — людей приперли к стене и взяли за горло. «Что-то произошло… Если ничего не изменить — через некоторое время наши города могут превратиться в помойку и в дальнейшем в города-призраки. На карте вроде бы они и есть. Но фактически их уже не будет».

Описание честное. Но в нем есть одна существенная ошибка: не в будущем ждет города Восточного Подмосковья призрачное прозябание, оно уже настигло их в прошлом. Разве может быть настоящей жизнь, в которой общество не может контролировать власть? Разве безопасна действительность, в которой все действия власти закрыты от граждан и им не подвластны?

После Второй мировой войны, когда район напичкали предприятиями с вредным производством (атомной, тяжелой и химической промышленности), Восточное Подмосковье стало одной из самых грязных зон Центральной России. Когда я приехал сюда в конце 1980-х, то ночами в Электростали нельзя было дышать в результате выбросов металлургического завода или «Химпрома». В печати об этом не упоминалось. Тема являлась запретной. В последние годы «перестройки» об этом начали говорить публично.

Только после 1991-го стало возможным так обозначать особенности здешней жизни: «Экологически неблагополучный промышленный город», занимающий одно из первых мест в области по количеству инвалидов, имеющий высокий уровень онкологических заболеваний, смертности взрослых и детей. Только в 1992 г. в городском Совете депутатов появилась комиссия по экологии и здравоохранению, а затем в штате администрации появилась и должность главного специалиста по экологии. Но тогдашний мэр быстро сократил эту должность, несмотря на протесты местных депутатов. Соответственно в городе прекратилась работа по контролю над соблюдением природоохранных законов. Лишь лет через 10, в 2005, в администрации был создан отдел по экологии. Символично, что он входит в управление по промышленности, связи, транспорту. Схожая картина и в окружающих городках. Интересы экологии здесь всюду учитываются в последнюю очередь!

Тогда, в 1995 г., в связи с упразднением должности специалиста-эколога, местные депутаты в открытом письме подчеркивали: «Несмотря на спад производства, загрязнение окружающей среды продолжается практически в тех же масштабах, т.к. у предприятий не хватает средств на модернизацию и установку современного природоохранного оборудования. Дымят трубы… химические производства выбрасывают множество вредных веществ, загрязняющих воду, воздух и почву, автотранспорт тоже вносит свою немалую лепту… Даже в крови детей находят свинец, марганец и другие тяжелые металлы». За прошедшие почти два десятилетия ситуация продолжала неуклонно ухудшаться. Когда в край нагрянула вонь, тут же выяснилось, что «с приборным обеспечением есть проблемы», попросту говоря, у местных природоохранных служб нет нужного технического оснащения. Да и есть ли в реальности эти службы, если чиновники советуют гражданам использовать для обнаружения ядовитого газа собственные носы!

За это время зародыши многопартийной системы и местного самоуправления благополучно испарились из провинциальной реальности. Местные СМИ занялись в основном восхвалением районных и городских боссов, спортом и патриотизмом. А между тем всюду в Подмосковье идет лихорадочная точечная застройка, как грибы растут неведомые новые предприятия, убогая дорожная инфраструктура перегружена и, как правило, проходит через жилые кварталы. Районные правящие кланы обогащаются, а перед Москвой отчитываются достижениями в спорте и в привлечении инвестиций. Тот мэр Электростали, Н.П. Зеленин, что на корню подрубил зарождавшуюся службу экозащиты, уже давно не у власти, но зато владеет, к примеру, городским рынком «Южный».

После многотысячной петиции с мольбой о помощи в Электросталь 18 октября прибыл министр экологии и природопользования Московской области Анзор Шомахов. Он обещал, что все будет сделано для выявления причин отравления воздуха и их устранения. В Электростали и Электроуглях несколько суток дежурили мобильные лаборатории. Комиссии чиновников посещали многочисленные вредные предприятия района. В конце концов пришли к важному открытию: в воздухе действительно чувствуется зловоние! Но ничего конкретного до сих пор не обнаружили. Нашли, правда, у поселка Воровского изношенный дырявый канализационный коллектор, источающий смрад. Но вряд ли именно он служит причиной столь длительной и мощной газовой атаки на большой по протяженности район.



Народ подобные открытия чиновников явно не удовлетворяют. В связи с чем люди в социальных сетях очень нелицеприятно высказываются в адрес президента Путина и всей его вертикали. Но дело обстоит хуже, народ не верит, что чиновники сообщат о реальных результатах проверок. Да и как верить, если 31 октября на встречу с журналистами НТВ собралось человек 50 горожан. А со всех сторон (хотя и на почтительном расстоянии) вокруг них дефилировали группы полицейских, человек 15, машина ДПС, 2 или 3 машины оперативных служб. Через час после окончания встречи там еще дежурил полицейский «бобик». На форумах пишут: «Люди в штатском, машины по периметру! Кого так боимся, господа? Кроме смеха и презрения, такие меры у населения ничего не вызывают».

Очень символично, что это недоверие народа столь ярко проявляется после «убедительной победы», как восторженно писали в прикормленных СМИ, «единоросса» Воробьева на губернаторских выборах. Впрочем, даже официально он — губернатор меньшинства. (В Электростали на избирательные участки пришла лишь треть жителей.)

Всем известна его программа на будущее: построить гигантский парк «Россия» в Долгопрудном районе, устроить ежегодный областной слет «единороссовской» молодежи наподобие Селигера, привлечь в область капиталовложения. Ну, может еще раз в Коломне на очередном шоу утереть нос Рамзану Кадырову. Или вот Электростали выделить из губернского бюджета 60 миллионов рублей (да 27 миллионов добавит город) на реконструкцию ледового дворца для великих свершений.

А вот о том, что нужно рабочее многотрудное Восточное Подмосковье избавить от вредных производств, оснастить мощные заводы современными очистными сооружениями, создать серьезную экологическую службу контроля — о том речь если и поднимается, то в обтекаемых формулировках. Ведь это дорого и требует долгих, очень долгих усилий. Но проблема даже не в дверь стучится, она носится в воздухе.

Способен ли новый губернатор и его команда решать серьезные жизненные проблемы: не для быстрых отчетов о достижениях, а во имя «неблагодарного» народа, во имя его права не дышать ядовитыми испарениями? Или же он является марионеткой, поставленной правящими кланами для осуществления целей, чуждых нуждам людей?